С чего все началось…

Свидетельство основателя министерства Дженнифер Роимхильд Тьюнехаг:

Было уже поздно, когда я ушла в ту ночь. Наша программа по обеспечению едой беженцев продолжалась уже долго, и мне очень хотелось добраться домой, отчасти из-за позднего времени, и отчасти из-за неспокойного района. Район Омоноя в Афинах, Греция, это кошмар человеческих страданий. Наркоманы покупают и тут же потребляют дозы; бездомные беженцы располагаются на тротуарах и заполняют улицы. Женщины стоят по углам и в темных подворотнях предлагая свои тела для тех, кто может заплатить.

Это не то место, где бы вы хотели задержаться. Но, когда я подошла к своему тролейбусу в ту ночь, одна женщина привлекла мое внимание. Она стояла перед зданием захудалой гостиницы, высматривая коиентов. Конечно, это не первая женщина, которую я видела занимающейся проституцией в нашем раойне, и, конечно, не единственная женщина, работающая в ту ночь.

Но, завидев ее, что-то случилось. Я думаю, что это было что-то похожее на то, что чувствовал Христос, как записано в Писании, когда он увидел толпу, и чувствуя сострадание, двинулся, чтобы что-то сделать для них. Я чувствовала, будто эта женщина была приглашением. Но я не была уверена: приглашением к чему.

Я стала молиться.                dscn1448-resized

По прошествие нескольких недель, я попросила Бога открыть дверь. Хотя уже в то время я была миссионером, я не имела ни малейшего представления о том, с какой стороны подойти к женщине занимающейся проституцией! «Господи, Подскажи, как мне начать  разговор с ней!» Я молилась. Бог не замедлил с ответом.

Еще один поздний вечер, и очередная торопливая прогулка по окрестности. На этот раз, перед отелем было несколько человек: несколько женщин и один очень большой человек. В красной юбке. Я уверена, что он был бы высоким даже без каблуков … но на нем были высокие каблуки, и длинный светлый парик. Когда я подошла к толпе, он преградил мне путь. «У вас есть время?» спросил он. «Я надеюсь, что он имеет в виду мои часы,» подумала я.

Я протянула руку, приближаясь к ним. Я подошла на расстояние нескольких шагов, когда почувуствовала, что Бог снова сделал движение. «Это очень грустный человек,» казалось, он говорил, и я сразу же начала молиться, проталкиваясь сквозь улицу по направлению к своему дому. Я не думаю, что это совсем необычно для нас как христиан. Бог ставит бремя на наших сердцах, и в ответ мы поднимаем его к нему. Что было странно, что я не могда перестать молиться! Молитва изливалась из меня за этого человека и за его жизнь. Я чувствовала, будто Дух Божий ждал кого-то, чтобы заступиться за него. «Я должна вернуться», как наваждение, пришло мне в голову.

Так же быстро пришла другая мысль. «Это самая глупая вещь, о чем я когда-либо слышала! Одиннадцать часов вечера в одном из самых опасных районов города.  Как ты думаешь, что может произойти? «

Я бродила по тротуару и спорила с Богом. «Если Ты хочешь, чтобы я вернулась, по крайней мере, скажи мне, что ты хочешь чтобы я сделала?»

«Спроси как их имена,» ответил Бог.